Штернфельд Ари Абрамович

Штернфельд Ари Абрамович (14.05.1905 – 05.07.1980), ученый, пионер космонавтики. Отец, Аврахам Штернфельд, торговец мукой, по семейному преданию, вел свой род от Маймонида. Штернфельд с раннего детства проявил большие способности в области гуманитарных наук, а также в технике. Штернфельд Ари Абрамович В 1915 г. семья переехала в Лодзь, и Штернфельд, обучавшийся ранее в хедере, пошел учиться, вопреки намерениям отца, не в иешиву, а в еврейскую гимназию. По окончании гимназии в 1923 г. поступил на философский факультет Ягеллонского университета в Кракове, но через год из-за антисемитской политики властей вынужден был оставить университет и уехал из Польши. В 1927 г. окончил Электромеханический институт при университете города Нанси (Франция), работал инженером на промышленных предприятиях Парижа, некоторое время — на автомобильном заводе Рено. Изобретения Штернфельда (главным образом по автоматике) использовались в различных областях техники — от машиностроения до производства искусственных алмазов, однако основным его увлечением стала теория космических полетов. Он выучил русский язык, чтобы читать в оригинале работы К. Циолковского, и вступил с ним в переписку. Докторская диссертация, над которой Штернфельд работал в Сорбонне, была посвящена расчетам орбит космических объектов. Представленные Штернфельдом в рамках этой работы научные доклады — «Траектории, позволяющие подлетать к определенному светилу со стартом с определенной кеплеровской орбиты» и «Метод определения траектории тела, движущегося в межпланетном пространстве, наблюдателем, связанным с движущейся системой» (оба — 1933 г.) — были в том же году удостоены международной премии по астронавтике, однако ученый совет Сорбонны в 1934 г. отверг тему расчета космических орбит как фантастическую, и Штернфельд был вынужден на некоторое время вернуться в Лодзь, где продолжил свои исследования.

Нараставшая в Европе угроза фашизма, особенно нацистский переворот в Германии, стимулировали прокоммунистические симпатии Штернфельда; их разделяла жена, Густава (Гитл) Штернфельд (умерла в 1962 г.), член польской секции Французской компартии. В 1932 г. Штернфельд впервые по приглашению Наркомтяжпрома побывал в Москве и был очарован атмосферой индустриализации. Он горячо надеялся на реализацию в Советском Союзе — стране К. Циолковского — планов «завоевания космоса». В 1935 г. Штернфельд с женой эмигрировали в Советский Союз.

В Москве Штернфельд был принят на должность старшего инженера в Реактивный научно-исследовательский институт, в котором работали будущие академики С. Королев, В. Глушко, профессор Г. Лангемак. Исследования Штернфельда были высоко оценены, предложенная им терминология определила будущий лексикон советской ракетно-космические техники. В русский язык вошли переведенные Г. Лангемаком с французских текстов Штернфельда слова «космонавт», «космонавтика», «космический полет», «космический корабль», «перегрузка», «скафандр» (из терминологии водолазного дела), «космодром» и др. В 1937 г. в Москве была опубликована книга Штернфельда «Введение в космонавтику», ставшая базовой работой космической индустрии в Советском Союзе (2-е издание вышло в 1974 г.).

В конце 1930-х гг. руководители института, в котором работал Штернфельд, были арестованы; сам Штернфельд в конце 1937 г. был уволен из института и никогда больше не работал в области ракетной техники. Он зарабатывал на жизнь чтением лекций, писал и публиковал научные и научно-популярные книги и статьи («Полет в мировое пространство», М.-Л., 1949; «Межпланетные полеты», М., 1955; «Искусственные спутники Земли», М., 1956; «Освоение межпланетных пространств», М., 1962; «Стройплощадка в космосе», М., 1965; и др.), научно-фантастические рассказы, некоторое время преподавал физику и математику в техникуме, разрабатывал противопожарное оборудование. Однако убеждения его радикально изменились, и он несколько раз пытался легально выехать из Советского Союза. В 1946-м и 1956-м гг. Штернфельд просил разрешения вернуться в Польшу, ему оба раза было отказано; в 1957 г. разрешение он получил, но жизненные обстоятельства (отказ дочерей покинуть Советский Союз, получение долгожданной отдельной квартиры) вынудили Штернфельда отказаться от эмиграции, о чем он, по свидетельству близких, впоследствии сожалел.

С начала космической эры Штернфельд как один из пионеров космонавтики получил мировое признание. После запуска первого советского спутника (1957) книга «Введение в космонавтику» была переведена на многие иностранные языки. Траектории запущенных в 1959–62 гг. советских и американских искусственных планет «Луна-1», «Венера-1», «Марс-1», «Пионер-4», «Пионер-5», «Рейнджер-3» базировались на расчетах, приведенных в книге Штернфельда. Его избрали почетным профессором университета Нанси, Политехнического института Лотарингии (Франция), то же звание ему присвоила и Академия наук СССР; город Серадз (где Штернфельд родился) избрал его почетным гражданином. В 1962 г. Штернфельд (совместно с Ю. Гагариным) был награжден Международной премией имени Галабера за вклад в развитие астронавтики. В 1965 г. ему присвоили звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР. Научные и научно-популярные работы Штернфельда изданы на 36 языках в 39 странах. В то же время власти знали о настроениях ученого и, оказывая ему почести, за границу не выпускали — даже для получения международной премии.

Штернфельд был удостоен и посмертных почестей — его похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве; в его честь были установлены мемориальные доски. Именем Штернфельда названы кратер на Луне, улица в Лодзи, бульвар в городе Кирьят-Экрон близ Реховота, где с 1990 г. живет одна из дочерей Штернфельда с семьей.

В 1987 г. в Москве в издательстве «Наука» вышла в свет монография В. Прищепы и Г. Дроновой «Ари Штернфельд — пионер космонавтики».

 

Комментарии запрещены.

Реклама